История развития bossa-nova (босса нова - настроение Бразилии)

Chillout, Chill out, музыкальный стиль чил аут

Босса-нова (bossa nova) – это довольно новый стиль бразильской музыки, который объединил в себе гармонику джаза и местные ритмы (в особенности самбу). Само название «босса-нова» связывают с модным в конце 1950-х годов бразильским жаргонным словечком «босса», которое означало примерно то же, что русское «фишка» (особенность, яркая черта). Таким образом, название этого музыкального жанра переводится как «новая фишка» или, буквально, «новый стиль».

Первоначально босса-нова исполнялась на вечеринках и домашних концертах в Рио-де-Жанейро, в районе Ипанема (месте проживания состоятельных людей). Однако, вскоре, она перестала быть лишь «музыкой для избранных» и зазвучала в клубах, арт-кафе и просто на улицах бразильских городов.

Хотя в конце 50-х появилась целая плеяда талантливых композиторов и исполнителей босса-новы (среди которых особенно выделялись Жоао Жилберту, Луис Бонфа и Баден Пауэлл), но основоположником музыкального стиля по праву считается Антонио Карлос Жобим (псевдоним Том Жобим).

Точкой отсчета босса-новы может служить первая грамзапись песни «Хватит грустить» («Chega de Saudade»), написанной Том Жобимом и исполненной его другом Жоао Джильберто в 1958 году в Рио-де-Жанейро. Первым успешным образцом босса-новы был альбом «Песня слишком сильной любви» («Cancao do amor demais»), записанный Элизет Кардозу и Жоао Жилберту в 1958 году. А настоящим хитом, благодаря которому босса-нова перешагнула национальные границы, стала всемирно известная «Девушка из Ипанемы» («Garota de Ipanema» или «The Girl from Ipanema») Тома Жобима. Другими мировыми хитами и настоящими джазовыми стандартами стали также песни «Корковаду» («Corcovado»), «Самба одной ноты» («One Note Samba»), «Дезафинадо» («Desafinado»).

Всего через несколько лет (в начале 60-х) босса-нова закрепилась в верхних строчках американского хит-парада, а к началу 70-х стала визитной карточкой бразильской музыки во всем мире. В музыке и лирике Тома Жобима ясно прослеживается романтическая любовь и неразделенная женская красота. Многие песни носили название женских имен: «Teresa da Praia» (первая жена Жобима), «Ligia», «Luiza», «Izabella». «Каждая женщина, которой у меня нет - это песня, которую я пишу», - скажет однажды Жобим. Наверное, поэтому в нежных гармониях босса-новы есть какая-то особая интимность и искренность.

Другой из отцов босса-новы (Жоао Джильберто) считал, что только женщине-вокалистке удается передать эту смесь музыкального богатства и меланхолии, которые, в сущности, и составляют сердце музыки босса-нова. Поэтому, самой выдающейся из проводниц культуры «босса-нова» на Запад стала вокалистка Аструд Жилберту (жена Жоао Жилберту). Скромное обаяние ее голоса, простая, без лишних вибраций исполнительская техника покорили слушателей всего мира. До сих пор ее сдержанная и похожая на дуновение свежего ветра манера исполнения, остается визитной карточкой бразильской босса-новы.

В отличие от предыдущих видов афро-кубинской музыки (таких как румба или мамбо), босса-нова не стала явно танцевальной и развлекательной музыкой, хотя бы потому, что ее экспортировали из Бразилии и стали основными исполнителями джазмены.

Босса-нова приобрела характер концертной и клубной музыки для меломанов благодаря своей более изысканной гармонии, утонченной мелодике и спокойному ритму. Началась мода на, так называемую, джаз-босса (Jazz-bossa). Эта красивая, нежная музыка с необычными (но близкими джазовым стандартам) гармониями стала в каком-то смысле противовесом основным тенденциям развития джаза начала 60-х.

Грациозные, утонченные, эмоциональные мелодии Жобима стали для джазменов 60-х годов настоящей альтернативой традиционному джазу. Босса-нова явилась неким смягчающим средством, став привлекательным моментом в борьбе джаза за выживание в середине 60-х годов.

В 60-е годы была осуществлена незабываемая серия совместных проектов с Фрэнком Синатрой (начиная с альбома «Sinatra/Jobim»). В них сдержанная элегантность музыки Жобима заставляла Синатру смягчать его тягу к пафосности исполнения. «В последний раз я пел так нежно, когда был болен ларингитом», - признался по окончанию записи Синатра.

В то время как в западном мире (начиная с 1961 г.) начался «босса-нова-бум», в Советсом Союзе к бразильской музыке относились неоднозначно. Партийное руководство СССР осуждало босса-нову, как антисоветскую музыку «завезенную ЦРУ из Бразилии, чтобы бойкотировать «ча-ча-ча» в братской Кубе». Первыми играть босса-нову в СССР стал квинтет Алексея Козлова. Они регулярно выступали в джазовом кафе «Молодежное» (г. Москва), которое, кстати, было организовано при поддержке МК ВЛКСМ. В «Молодежное» часто приводили приезжих иностранцев, чтобы показать, что у нас тоже есть джаз. В 1963 году Алексей Козлов сочинил тему, которую поначалу назвал «Коза-нова» (переиначив слово босса-нова). Но когда появилась неожиданная возможность записать ее пластинку, то для преодоления цензуры пришлось вмешаться самому Шостаковичу, который дал «добро» как руководитель Союза Композиторов РСФСР. Но само произведение получило более официальное название «Наша боссанова». Она появилась на гибкой пластинке, как приложение журнала «Кругозор».

Босса-нова - это самая светлая в мире музыка. Она вызывает самые лучшие и приятные человеческие чувства и побуждает нас мечтать. Слушая босса-нову, сразу оказываешься где-нибудь на Ипанеме, наблюдая, как над вечериним Рио-де-Жанейро медленно гаснут сочные краски южного вечера, а прямо из океана волной накатывает теплая лилово-синяя ночь. Людям нужна красивая музыка. Поэтому босса всегда нова!!!